Спектры «падающих звезд». Первые спектры

Первый спектр метеора визуально наблюдал в январе 1864 года А. С. Гершель. Во время исследования спектра Капеллы, поле зрения окулярного спектроскопа пересек метеор. В дальнейшем визуальные наблюдения спектров метеоров получили большое распространение (А. Секки, Д. Браунинг, Н. Конколи и другие). Н. Конколи одним из первых для отождествления спектральных линий стал изучать спектры «искусственных метеоров», то есть спектры падающих комков воспламененного вещества.

Московский астроном С. Н. Блажко (1870—1956) впервые в мировой практике обратил внимание на проблему спектрографирования метеоров. 11 мая 1904 года с помощью призматической камеры он получил первую спектрограмму метеора, а в дальнейшем — еще две спектрограммы персеид. В этих метеорных спектрах С. Н. Блажко смог отождествить линии магния и ионизованного кальция (линии Н и К). Еще раньше наблюдатели визуально заметили свечение натрия, а в 1928 году А. Швасман впервые отождествил в метеорных спектрах линии железа.

Важную роль в исследованиях метеорных спектров сыграл канадский астроном П. Миллман. Систематические наблюдения с помощью метеорных спектрографов он начал осенью 1931 года. К тому времени уже были достаточно уверенно отождествлены спектральные линии некоторых элементов, что позволило построить дисперсионные кривые для определения остальных линий в спектрах.

По спектру метеора можно узнать не только его химический состав, но и скорость полета. Для этого, а также для более полного изучения спектров послесвечения обычно применяется обтюратор. Перед спектрографами П. Миллмана, например, обтюратор вращался со скоростью 25 об/с. Таким образом, след метеора на фотопленке получался прерывистым, что давало информацию о скорости полета, а по свечению линий в перерывах между штрихами, оставляемыми «головой» метеора, можно было исследовать спектр «хвоста» и послесвечения (то есть тех длительно наблюдаемых следов, которые остаются иногда после пролета метеора). В нашей стране одним из первых послесвечение изучал с помощью бинокля В. П. Цесевич (1907—1985).

В 1934 году под руководством В. В. Федынского (1908—1978) молодые наблюдатели Московского отделения ВАГО получили спектрограмму яркого метеора. В дальнейшем работы по метеорной спектрографии проводились также в астрономических обсерваториях Душанбе, Ашхабада, Одессы.

Для получения спектрограмм использовались светосильные фотокамеры, имеющие максимально возможное поле зрения и достаточно большой масштаб изображения, а применяемая фотопленка была максимальной чувствительности. Преломляющий угол призмы чаще всего выбирался равным 15—20°, экспозиция при фотографировании варьировалась в пределах от 1 до 3 часов.

В Симферополе на Станции юных техников имени Г. О. Затейщикова под руководством В. В. Мартыненко школьники получили интереснейшие спектрограммы метеоров. Применялись камеры АФА, объективы «Ксенон», «Ортагоз», «Гелиос-40», «Уран-9»; фотопленка чувствительностью 180 ед. ГОСТа. Обычно преломляющее ребро призмы устанавливается параллельно прямой, проходящей через радиант метеорного потока и зенит с тем, чтобы большинство спектрограмм получалось с максимальной дисперсией. При этом на фотоснимке звезды получаются в виде вытянутых вследствие суточного движения дуг, на фоне которых могут быть видны линии и полосы спектра метеора.

Если в качестве диспергирующего устройства используется дифракционная решетка или реплика решетки, то легко ошибиться и принять за метеорные спектры спектры осветительных ламп.

С 1961 года для получения спектров слабых метеоров стала применяться телевизионная техника с чувствительными суперортиконами и электронно-оптическими преобразователями.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *